Главная

 

О нас

 

Хронология
География
Библиографии
Переводы
Памятники искусства
Пантеон
Форум
Ссылки

 

 

Блог Виталия Бартоша

 

Наши проекты:

Древнее царство Урарту

Хетты

Реклама:



Яндекс цитирования







Гельцер М.Л.

Библиографии

 

Рец. на: Liverani M. "Sargon di Akkad"
("I Protagonisti della Storia Universale", 57), Roma, 1966, 28 стр. (in 4°), илл.

"Вестник древней истории". 1970. 2. С. 227-228.

 

Необходимость исследования биографий исторических деятелей древнего Ближнего Востока давно назрела, но лишь задуманная в Италии серия "Главные действующие лица всемирной истории" предусматривает биографии Саргона Аккадского, Эхнатона, Хаммурапи, Рамсеса II, Суппилулиумы, Соломона, а также Гильгамеша и Моисея. Рецензируемый выпуск посвящен Саргону Аккадскому.

Конечно, исторических данных о самом Саргоне Аккадском сохранилось немного. Однако М. Ливерани дал исторический обзор всей рассматриваемой эпохи в качестве фона деятельности Саргона.

Автор придерживается так называемой "средней хронологии", принятой и в советской науке, которая датирует правление этого царя 2370-2315 гг. до н. э. Далее следует краткая характеристика сведений о Саргоне Аккадском, которого историческая традиция Двуречья не забывала вплоть до Набонида (вторая половина VI в. до н. э.). Об этом же говорится в разделе "Между историей и легендой" (стр. 3-4) - автор приходит к выводу, что даже легендарная традиция о Саргоне свидетельствует об исторической роли эпохи Саргона, эпохи первого объединения Двуречья и уничтожения старой политической системы городов-государств. Опираясь на данные источников, М. Ливерани (стр. 4-5) следует за теми учеными, которые убедительно доказали отсутствие этнического или расового конфликта в рассматриваемый период, указывая, что победа Саргона над Лугальзаггеси не привела к угнетению шумерского этнического элемента семитами. Напротив, говоря о существовании культур семитов-аккадцев и шумерийцев (стр. 5-7), автор указывает на двуязычность царских надписей, наличие семитских и шумерских имен внутри одной семьи (в том числе и царской), почитание шумерских и семитских божеств и т. д. Однако М. Ливерани справедливо отмечает, что север Двуречья был районом преобладания семитского, а юг - шумерского этнического элемента.

Касаясь географического кругозора того времени, автор говорит о завоевательных походах на север, к Средиземному морю, возможно и в Малую Азию, Западный Иран (Элам) и на остров Дильмун (Бахрейн), оставляя открытым вопрос о точной локализации лежащих далее за морем Магана и Мелуххи (возможно побережье Омана и Северо-Западного Индостана). Эти же вопросы автор поднимает и в разделе "Завоевание империи" (стр. 11-13). Большой интерес представляют данные о походе Саргона через Мари на Евфрате на север и завоевание Иблы (Эблы) и Ярмуты. Итальянские раскопки 1968 г., как известно, окончательно отождествили с этим городом Телль-Мардих (около 70 км к югу от Халеба/Алеппо). Все это помогает лучше уяснить сейчас направления походов Саргона и его внука Нарамсина. Говоря о подчиненном Саргону населении, М. Ливерани правильно отмечает принципиальное различие между родо-племенной организацией семитских кочевников-аморреев северо-запада - и территориально-общинной организацией шумерского населения.

Насколько это возможно, рассмотрен и вопрос об эволюции идей "всемирного" государства Саргона и Нарамсина (стр. 7-8). Саргон, называя себя в результате своих побед "царем четырех стран света" и царем (города) Киша, лишь впоследствии переходит от šar Кiš "царь Киша" к сходно звучащему термину šar kiššati "царь вселенной". Критически разбирая легенду о рождении и воспитании Саргона (стр. 8-11), М. Ливерани отмечает ее историчность в том, что Саргон был явно незнатного происхождения. Власти он добился, опираясь на слои населения, недовольные засилием знати в городах Шумера; возможно, они же помогли Саргону сокрушить его основного противника - представителя шумерской знати Лугальзаггеси.

Характеризуя управление государством при Саргоне (стр. 13-17), автор указывает, что хотя и создавалось царское хозяйство, как это наиболее отчетливо видно из данных "обелиска Маништусу", сына Саргона, в котором говорится о скупке земли царем, территориальная община продолжала существовать. Важным мероприятием на пути централизации управления страной было создание Саргоном постоянного войска. Однако знать шумерских городов, несмотря на попытки Саргона сблизиться с ней или установить над ней контроль, оставалась силой, враждебной аккадской династии, известен ряд восстаний, которыми руководили "старейшины" (стр. 17-18). Именно в противовес старой знати Саргон создает новый слой служилой знати, целиком от него зависимой.

Возможно, что еще при жизни Саргона или непосредственно после него началась его "героизация", о которой мы знаем из легенды о его рождении или из эпоса "Царь битвы". Следующим шагом было обожествление Саргона и других правителей аккадской династии, которое начинается еще во время их правления (стр. 21-24).

В заключении своей книги (стр. 24-28). М. Ливерани рассматривает вопрос о формировании исторической традиции об аккадской династии и Саргоне, в частности. Он считает, что помимо существования непрерывной письменной исторической традиции, особую роль в ее увековечении сыграли писцы старовавилонского времени, снявшие немало копий с надписей царей аккадской династии в храмах Ниппура, религиозного центра Шумера. Последующие периоды упадка обусловили сохранение традиции об аккадской державе как о периоде величия и расцвета Двуречья. Центральными фигурами этой исторической традиции стали, естественно, Саргон и его внук Нарамсин. Их образы стали центральными в ряде легендарных, полулегендарных и эпических текстов.

Книга М. Ливерани, на наш взгляд, несмотря на свой небольшой объем и научно-популярный характер, убеждает в правильности выводов автора. Его взгляды во многом совпадают с соответствующей главой книги И.М. Дьяконова1, которую автор, однако, не приводит в своем списке литературы, посвященной Саргону.

 

Примечания

 

1. И.М. Дьяконов, Общественный и государственный строй древнего Двуречья. Шумер, М., 1959.